?

Log in

No account? Create an account
не догонишь

kotka_yanka


Свободу кошкам, которые гуляют сами по себе!


(no subject)
не догонишь
kotka_yanka

Почти случайно оказалась сегодня в Музее террора в Будапеште. Три этажа ужаса, страха, красной и коричневой пропаганды, «тройки», суды, тома с делами и лица, лица, лица… Бесконечная вереница лиц, смотрящих на тебя со всех стен. Имена людей, по судьбе которых прошли нацисты и коммунисты. У большинства даже нет даты смерти. Кто знает?
Поразительное и поражающее зрелище, созданное авторами музея не в абстрактном месте, а в том самом доме в центре Будапешта, который «облюбовали» для унижений и убийств режимы прошлого столетия.
Композиции выстроены так четко, что в каждом зале перехватывает дух и холодеет сердце. Черный воронок, обитый внутри кроваво-красным торжествующим бархатом… Бодрые марши по улицам Будапешта на многочисленных экранах. То маршируют фашисты, а то мирные горожане под чутким руководством Москвы…

Но страшнее всего – подвал. В кромешной темноте, прерываемой голосом диктора об особенностях «работы с заключенными», лифт невероятно медленно спускает нас туда, где пытали и убивали сотни людей. Когда дверь, наконец, открывается, выходить с холод казематов, кажется, уже никто не хочет.
Тесные холодные камеры, «стакан», в который взрослый человек едва помещается, труба с потолка и железной сеткой на ней – душ, не ради гигиены, конечно, а чтобы поливать едва живых от холода ледяной водой… Камера пыток: нечто похожее на нунчаки, плетки, железное ведро, НКВДшная лампа и черный телефон… Телефоны в казематах повсюду, черные немые свидетели…
В некоторых камерах под потолком маленькие зарешеченные окна с толстыми матовыми стеклами… Страшно себе представить, что кто-то мучительно прислушивался в них к счастливой жизни за окном. К людям, гуляющим по центральному проспекту Андраши…
В дальней камере виселица…
Ком в горле… Страшно себе представить, что если не виселицу, то камеры заполненные по щиколотку водой или те, в которых капли воды равномерно разбиваются о бетонный пол и сводят заключенных с ума, эти камеры могут быть в застенках нашего КГБ. Как же недалеко мы ушли от этого ужаса. И ушли ли?
Признаться, впервые в жизни плакала в музее. От жалости. Не к тем, кого уже нет. А к нам, сегодняшним… Как мало мы еще знаем. Как долго будем делать вид, что все хорошо…
Жаль, что в Музее запрещено снимать. Зря. Это должны видеть все…